Все новости

Как решить шахматную задачу в Севастополе

В материале ForPost «Севастопольцы не поехали на первенство России по шахматам. Что делать?» поднята действительно важная тема о проблемах в севастопольских шахматах. Мне как действующему чемпиону города по шахматам среди мужчин хотелось бы кое-что добавить.

Я лично заниматься шахматами в Севастополе начал с 6 лет во Дворце пионеров. Взлеты и падения севастопольских шахмат мог наблюдать непосредственно изнутри.

Стоит отметить, что Севастополь – это город с большими шахматными традициями, гроссмейстеры Онищук, Маланюк, Смирнов, Ручьева, Арутюнова – сделали имя севастопольской шахматной школе, а тренеры Мурашко и Бондарь в период активной работы выпустили большое количество талантливых шахматистов, ставших кандидатами в мастера и мастерами. Но те золотые времена уже давно в прошлом. Сейчас детские шахматы тянут ветераны еще советской шахматной школы. Когда они уйду на покой, немного страшно становится за местные шахматы.

Государственная поддержка шахмат ослабевала еще с 90-х, а в «нулевых» и вовсе превратилась в очень тонкий ручеек финансирования. Это были уже не времена СССР, когда шахматы поддерживались в рамках государственных программ, что обеспечивало тотальную доминацию СССР в шахматном мире со второй половины 40-х годов вплоть до конца 80-х, когда чемпионаты СССР были сильнее чемпионатов мира. Инерции этой доминации хватило еще на 10–15 лет после развала СССР. Примечательно, что в 90-х и «нулевых» именно такую систему взял на вооружение Китай, что и обеспечило ему резкий рост спортивных результатов, который привел к тотальной доминации китайских женщин и появление в мировой шахматной элите китайских гроссмейстеров.

В качестве последнего привета от тех благословенных советских времен шахматистам Севастополя достался шахматный клуб на Николая Музыки, который на момент постройки был лучшим в Крыму. Но на рубеже XX и XXI веков этот клуб у шахматистов забрал Пенсионный фонд Украины, который в 90-е там обосновался, отжимая кабинет за кабинетом, затем общий вестибюль с гардеробом и библиотекой, а затем и оставшиеся залы. Шахматистов попросили на выход.

Заселили шахматистов в здание на Большой Морской рядом с магазином «Огонек», выселив при этом оттуда театр танцев, что также много говорит о подходах тогдашних властей города в отношении спортивных и творческих коллективов. При этом само здание оставалось лакомым кусочком, и с «нулевых» предпринимались неоднократные попытки отобрать его у шахматистов, спровадив их куда-нибудь еще, сидят, понимаешь ли, на ценной недвижимости. Но к чести тогдашнего руководства, оно вцепилось в здание и не позволило его отобрать. Со спортивной точки зрения все было куда хуже – результаты взрослых и детей снижались, турниров становилось все меньше, шахматисты и тренеры разъехались по другим городам.

В общем, началось своеобразное безвременье, которое изредка озарялось проблесками детских талантов, которые очень быстро упирались в финансовый барьер и отсутствие тренеров, которые могли бы вывести их на высокий спортивный уровень, дабы показывать результаты на междугородных соревнованиях. А раз нет результатов, то и чиновники не очень-то были заинтересованы финансировать поездки, хотя именно игра с сильными соперниками способствует повышению мастерства. Если никуда не ездить, то шахматист очень быстро стагнирует. Круг замкнулся.

Ближе к концу «нулевых» и в начале «десятых» интерес к шахматам у родителей начал расти (шахматы действительно способствуют развитию аналитических способностей у детей, и даже если ребенок не вырастет в большого шахматиста, навыки мышления, которые он приобретает, могут серьезно помочь ему в жизни), и в группах подготовки появлялось все больше детей, в результате чего удалось восстановить систему детских соревнований, которая отчасти напоминала то, что я успел застать в конце 80-х–начале 90-х.

Но проблема в том, что после достижения определенного уровня количество турниров снижалось, а возможностей для спортивного совершенствования в городе не очень много. В результате начальная основа подготовки спортсменов есть, а вот дальше по большому счету полный завал, который ограничивает рост даже очень талантливых детей. Отсюда и слабые чемпионаты города (а ведь когда-то они были очень зубастыми, и там каждый мог серьезно укусить фаворитов), и малое количество междугородных (про международные и не говорю, а ведь когда-то и они были) турниров, и отсутствие представителей Севастополя на республиканских или федеральных соревнованиях, на которые сетует автор публикации.

Проблемы в севастопольских шахматах не появились после Крымской весны. Они логично продолжают тот негативный тренд, который сложился еще при Украине.

Плюс на все это наслаивается вопрос санкций, которые ограничивают привлекательность Крыма и Севастополя для крупных турниров, хотя на примере работы Крымской федерации можно видеть, что некоторые усилия приносят результат. Внимание РШФ же к Крыму и Севастополю я бы оценил как незначительное, хотя Москва могла бы в рамках целевой программы придать местным шахматам необходимое ускорение, как это делалось в целом ряде других российских регионов. И при всем при этом шахматисты из Крыма и Севастополя, несмотря на все, показывают неплохие результаты – Наталья Ручьева, например, стала чемпионкой России среди ветеранов, а крымский мастер Оксана Грицаева наводила шороху в женских чемпионатах России.

Местная федерация Севастополя делает что может, но вполне очевидно, что без существенной государственной поддержки этот системный кризис преодолен быть не может. Это не какие-то заоблачные деньги или организационные усилия – тут скорее необходима смена отношения к шахматам как к некоему чемодану без ручки, который нести тяжело, а выбросить жалко.

Что нужно севастопольских шахматам, чтобы преодолеть существующий кризис?

  • решение проблемы с шахматным клубом – сейчас его как такового просто нет, шахматисты являются филиалом ДЮСШ, что являлось единственным способом удержать здание на Большой Морской – если шахматистов выгнать легко, то ДЮСШ сложнее.
  • Государственная поддержка севастопольской шахматной федерации и более активное взаимодействие в вопросах организации турниров, привлечения спонсоров и отправки талантливых детей на междугородные и федеральные соревнования. В качестве альтернативы периодически рассматривался вопрос частного спонсора, но за прошедшие годы таких почему-то не обнаружилось.
  • Популяризация шахмат в городе с прицелом на введение системы факультативов в школах, как это делается в ряде регионов России. Тут, конечно, необходима более активная работа с РШФ.
  • Повысить материальную заинтересовать специалистов – тренеров и судей. Текущий уровень оплаты их труда совершенно недостаточен.

В целом, если государственные органы обратят внимание на эту проблему (хотя бы даже и под выборы) и смогут организационно и финансово поддержать севастопольские шахматы, это может дать им серьезный толчок, который позволит если и не вернутся на утраченные позиции, то хотя бы начать движение в этом направлении. Ведь это не только дело личных успехов шахматистов – победы за пределами города в самом интеллектуальном виде спорта, способствуют укреплению имиджа Севастополя не только как военной базы, центра судоремонта или историко-культурного памятника, но и как центра спортивных достижений, за которые не стыдно.

Разумеется, кто-то скажет: шахматы подождут, есть и более важные дела – дороги, благоустройство, строительство и т.д. Но тут важно помнить, что для некоторых детей шахматы становятся дорогой в большой спорт, где 1–2 года крайне критичны. Сейчас уже в порядке вещей 12-летние гроссмейстеры. Для ребенка отстать в этом возрасте на пару лет зачастую означает отстать на всю жизнь. Вот поэтому и хотелось бы, чтобы будущему севастопольских шахмат уделяли чуть больше внимания.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

wp-puzzle.com logo